Благотворительный фонд Защита детей от насилия

Главная картинка

01.04.2011 Сироты «испорченные», а усыновители – корыстные

Сколько в России сирот?

По данным, представленным директором Департамента госполитики в сфере воспитания, дополнительного образования и социальной защиты детей Алины Левитской, всего в России насчитывается 700 тыс. детей-сирот и детей, оставшихся без попечения родителей. При этом из них только 140 тыс. находятся в детских домах, интернатных учреждениях, остальные живут в замещающих семьях.


Эти цифры существенно разнятся с данными, приведенными Общественной Палатой в документе по итогам работы круглого стола. В интернатных учреждениях разного вида постоянно находятся около 400 тысяч детей (371, 7 тыс. в 2009 г.) – то есть 1,5% детского населения. Возможно, расхождения связаны с тем, что, как указано в этом же документе, порядка 250 тысяч детей оказываются в интернатах по заявлению родителей из-за проблем здоровья или неблагоприятных социально-экономических условий в семье. Эти обитатели интернатов выпадают из фокуса внимания госчиновников, а де факто также являются детьми, лишенными родительской опеки.

По словам Алины Левитской, в 2010 году в семьи российских граждан было передано более 80 тыс. детей. Из них 8 тыс. – на усыновление, а 71600 – под опеку.

В то же время за прошлый год более 7,5 тыс. россиян были ограничены в родительских правах, а более 64 тыс. – лишено их, 8200 решений о передаче ребенка в семью было отменено.

Подсчеты по другим критериям представила Галина Семья, директор Межрегионального научно-исследовательского института профессиональных компетенций СФГА. По ее данным только в 2010 выявлено порядка 140 тыс. детей, оказавшихся в сложной ситуации. От того, как будет проводиться с ними работа, зависит, пополнят они ряды сирот, или останутся в семье.

Отбирать детей или поддерживать семьи?

«Механизм преодоления сиротства – это экономически устойчивая семья, – заявила Светлана Бочарова, председатель правления Международного информационно-просветительского движения «Добро без границ». – Сегодня семья – на грани бедности, и чем больше в ней детей, тем ситуация сложнее». Только коренное изменение политики государства в отношении семьи может исправить сложившуюся ситуацию, – уверена Светлана Бочарова.

Пока же вместо того, чтобы помогать семьям, оказавшимся в трудной ситуации, государство, якобы защищая права ребенка, его попросту отбирает. Законодательство устроено таким образом, что сделать это не представляет особого труда. «Ребенка проще отнять, чем поддерживать семью, – констатировал Борис Альтшулер. – Формулировку в законе об условиях “препятствующих нормальному развитию”, позволяющую забрать ребенка – можно трактовать как угодно». Известны случаи, когда, увидев в тридцатиградусную жару детей, одетых в трусы и майки, представители ювенильной юстиции выносили решения о «жестоком обращении» с ними.

Резиновые законы

Существуют и другие законодательные проблемы. Елена Николаева, председатель Комиссии ОП по социальным вопросам, обратила внимание, что сегодня повсеместно нарушаются имущественные права детей, оставшихся без попечения родителей. Причем, часто при попустительстве местных властей.

Новые законопроекты, подготовленные Минобрнауки, призваны решить ряд проблем детей-сирот, сообщила Алина Левитская.

По ее словам, поправки в закон «Об опеке и попечительстве» и ряд других актов помогут наладить работу государства с семьями, находящимися в социально опасном положении, а также решить проблему подготовки будущих приемных родителей; изменения в Гражданский Кодекс обеспечат гарантии прав несовершеннолетних при совершении сделок с недвижимостью.

Однако пока все поправки ведомства не нашли поддержки у членов Совета при Президенте по кодификации гражданского законодательства. «Мы надеемся, что совместно с Общественной палатой, нам удастся сдвинуть с места наши инициативы», – сказала Алина Левитская.

Сила стереотипов

Марина Гордеева, председатель правления Фонда поддержки детей, оказавшихся в трудной жизненной ситуации, привела данные опроса ВЦИОМ. До 40% респондентов по-прежнему воспроизводят устойчивые стереотипы в отношении сирот, считая, что они – потенциальные преступники, обладающие вредной наследственностью, не способные создать нормальную семью и т.п.

Не меньше негативных стереотипов проявляется и в отношении приемных родителей. Особенно силен – миф об обогащении. Интересно, что он обнаруживается порой и у людей, профессионально работающих с сиротами. Так, присутствовавший на круглом столе Игорь Шпектор, член Общественной Палаты РФ, президент Союза городов Заполярья и Крайнего Севера России, заявил: «Часто детей берут, чтобы получить деньги. Взяв четверых детей, приемная мама получает такие деньги, каких она в жизни не видела».

Решительно не понятно, как пособие, максимальный размер которого составляет 10 тыс. рублей (именно такие цифры были озвучены Левитской) может обогатить семью, взявшую приемного ребенка. Однако мнение такое достаточно устойчиво. Исходно предполагается, что усыновление или опекунство – безрадостный тяжелый труд, заняться которым может лишь корыстный человек, прельстившийся огромной суммой в 10 тыс.

Атмосфера подозрительности и поисков скрытого умысла, похоже, характерна для всех сфер российской жизни. Например, Валерия Андреева, уполномоченный по правам ребенка в Московской области, также опасается корысти и злого умысла: «Если берут нескольких детей с нарушениями развития, у меня возникает вопрос: зачем?»

Этот же вопрос постоянно задают и представители опеки и попечительства. Борис Альтшулер, член комиссии ОП РФ по социальным вопросам, председатель правления РОО «Право ребенка», рассказал о достаточно характерном случае отказа в опеке. Врачи хотели взять малыша, которому был необходим домашний уход – ему предстояло пережить сложную операцию. Им отказали, сказав буквально следующее: «ЧТО вы хотите взять? У него ведь синдром Дауна».

Системные изменения

Общий вывод круглого стола можно сформулировать так: работа с проблемой сиротства должна стать системной. Необходимо изменение законодательной базы и постоянное сопровождение приемных семей.

«В каждой замещающей семье неизбежны нормативные кризисы. Ее нужно к ним готовить и сопровождать семью», – считает Марина Егорова, президент национального фонда защиты детей от жестокого обращения. Кроме того, стоит изменить общий подход к семейному устройству: «Должен быть принцип отбора семьи под ребенка, учитывая его психологические потребности, а не наоборот».

Профессиональная работа необходима и потому, что изменился состав детей-сирот. Маленьких детей, в основном, все-таки забирают в семьи. Остаются дети школьного возраста, либо те, кто страдает различными заболеваниями. В последние годы к ним добавились дети мигрантов из Туркмении, Таджикистана, Киргизии, Казахстана, Молдавии. Их также очень плохо забирают в семьи.

«Если сейчас не будут придуманы какие-то новые формы стимулирования – моральные и материальные – изменений не наступит», – уверена Галина Семья.

Сайт поддерживается на средства государственной поддержки, выделенные в качестве гранта в соответствии с распоряжением Президента Российской Федерации от 05.04.2016 № 68-рп и на основании конкурса, проведенного Движением «Гражданское достоинство» (http://civildignity.ru).

    Некоммерческая организация Благотворительный фонд «Защита детей от насилия». Контакты: +7 (965) 420-54-75, e-mail: info@zadetej.ru